Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krinica/i-tyl-byl-frontom.php
Красносулинский форум

вторник, 19 сентября 2017 года, 14:48


Абрамова Р. И тыл был фронтом // Криница, 05.05.2005, № 19 (178), с. 6

И тыл был фронтом

  • Автор: Абрамова Р.
  • 29.05.2011 07:07
  • Криница
  • Обновление: 07.02.2015 14:20

Около пятидесяти лет мы знакомы с Марией Георгиевной Кучкурда. К сожалению, последние годы не встречались, у каждой свои дела, заботы. Но вот на днях она пришла ко мне в гости, чему я очень обрадовалась. Вспоминали былое время, молодость, общих знакомых, говорили о своих детях, внуках. А в конце встречи я поинтересовалась неизвестным мне периодом жизни Марии Георгиевны – военным. И наша беседа затянулась еще на полтора часа, настолько она оказалась интересной, хотя и волнующей.


Абрамова Р. И тыл был фронтом // Криница, 05.05.2005, № 19 (178), с. 6

...Родилась Маша Голоденко (девичья фамилия) в деревне Сарановка Кашарского района Ростовской области. В 1941 году окончила восемь классов, но дальше учиться помешала война. Пришлось ей рядом со взрослыми работать в поле: пахать, сеять, убирать урожай и одновременно копать противотанковые рвы, – немцы были уже недалеко. В их деревне они надолго не останавливались, но горя принесли много: грабили все подряд, издевались над людьми, загоняли их в один дом или сарай и поджигали, а тех, кому удавалось выбраться из огня, настигали пули. Натворят и дальше двигались.

Мария Георгиевна рассказывала: "В 42-м мы с мамой решили эвакуироваться, взяли только самое необходимое, отошли от дома километров семь, нас остановили и сообщили, что немцы уже в Красном Сулине, пришлось возвратиться. Вскоре немцы и у нас появились, стали вырубать роскошный лес, деревья которого росли вдоль всех домов деревни, а на их месте строить склады для боеприпасов, а их навезли тьму тьмущую. Зимой 43-го мы заметили, что немцы заволновались, боеприпасы стали собирать в отдельные кучки, последний немец, уходя, поджег их, но, к счастью, загорелась и взорвалась лишь одна кучка, мы чудом остались живы. 14 февраля 43-го фашистов изгнали.

При немцах среди односельчан нашелся предатель, донесший, будто мой отец – партизан и ночью приходит домой. Были устроены облавы. Нас с мамой спасло последнее письмо отца, воевавшего в то время под Керчью.

После изгнания фашистов с нашей территории в сельском Совете стали разбирать бумаги и среди них обнаружили список жителей деревни, подготовленных к повешению. В их числе были и мы с мамой".

Отец Маши воевал на фронте с первых дней войны и до конца. Был ранен, заболел туберкулезом, долго лечился по госпиталям и лишь в 1947 году мать привезла его домой тяжело больного. В 50 лет он умер.

В 1949 году Маша пошла в 9 класс. Школа находилась в семи километрах от деревни. На занятия ходила пешком. Не было ни учебников, ни тетрадей, писали на чем придется, в основном пользовались тем, что им приносили учителя. Трудно жилось семье: ни одежды, ни обуви, мучил голод. Окончив среднюю школу, Маша решила приобрести профессию, чтобы помогать матери, без нее никуда не принимали на работу. Поступила в Новочеркасскую фельдшерско-акушерскую школу. Когда учеба подходила к концу, подруга познакомила Машу с находящимся на лечении в госпитале фронтовиком Николаем Кучкурда. Молодые люди понравились друг другу и вскоре поженились. Маша три года поработала в своей деревне, а в марте 49-го с мужем переехали на его родину, в Сулин. В том же году у них родилась дочь Лида. Николай поступил на металлургический завод, Маша на малярстанции (тогда так называлась санэпидстанция) обслуживала большой участок окраины города, ходила пешком, транспорта тогда не было. Затем ее взяли в хирургическое отделение ЦРБ, после 30 лет работала в железнодорожной больнице, а последние 12 лет, уже будучи на пенсии, на "Скорой помощи" диспетчером. Марию Георгиевну хорошо знают и уважают в городе, и особенно старожилы, за высокий профессионализм, удивительную работоспособность, за внимательное отношение к людям и другие замечательные человеческие качества.

Мария Георгиевна длительное время являлась донором, 10 раз сдавала кровь нуждающимся в ней, за что удостоена донорских медалей второй и третьей степеней. Ее чествовали на состоявшемся в Туапсе Слете доноров Северо-Кавказской железной дороги, где организовали встречу с человеком, которому ее кровь спасла жизнь.

Через 43 года Марии Георгиевне удалось побывать в своей родной деревне, пообщаться с бывшими одноклассниками. Расстались девчонками, а встретились бабушками, не узнавая друг друга, воспоминаниями воскресали события.

– А какую радость я испытала при виде вновь выросшего леса, уничтоженного фашистами! – воскликнула Мария Георгиевна.

...С раннего детства Мария мечтала свою жизнь посвятить музыке, эту мечту не удалось осуществить, о чем она до сих пор жалеет. Зато дочь Лида, закончив Азовское музыкальное училище, стала преподавателем. Трое внуков Марии Георгиевны играют на различных музыкальных инструментах, ими доволен отец, известный в городе и за его пределами режиссер Народного театра Дворца культуры Иван Михайлович Курносов, любимый зять Марии Георгиевны.

Трудовой стаж М. Г. Кучкурда составляет 49 лет, один лишь год не дотянула до полвека, надо было помочь внучке растить малыша.

Пятого мая Марии Георгиевне исполняется 80 лет, но выглядит она гораздо моложе. Так держать, уважаемая! Здоровья вам, бодрости, долгих лет жизни!

Р. Абрамова

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать