Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnyj-bumer/ulica-voroshilova-sergievskaya.php
Красносулинский форум

четверг, 25 мая 2017 года, 2:27


Подгорная Ольга. Улица Ворошилова (Сергиевская) (часть восьмая) // Красный бумер, 08.12.2010, № 48 (288), с. 5

Улица Ворошилова (Сергиевская)

  • Автор: Подгорная Ольга
  • 14.02.2012 18:05
  • Красный бумер
  • Обновление: 23.12.2014 23:30

Подгорная Ольга. Улица Ворошилова (Сергиевская) (продолжение) // Красный бумер, 06.10.2010, № 39 (279), с. 7

Итак, мы продолжаем историю ул. Ворошилова (Сергиевской, Ворошилова, Коммунистической, после войны опять Ворошилова). И плавно перейдем к улице Советской. Знаменателен тот факт, что после публикаций истории ул. Черкасской, Октябрьской, Ворошилова в "Красном БУМЕРе" в школах города учащиеся начали интересоваться историей улиц, на которых они живут. Мы уверены, что в будущем появится даже книга, только вряд ли в ней будет указана наша газета, как инициатор этого хорошего и важного движения.

Откуда ты берешь начало

Итак, на призыв в предыдущем номере, кто знает, что было в здании по ул. Металлургов, 8 (мы все помним его как здание ГАИ, а теперь паспортно-визовой службы), никто не откликнулся. Остановимся пока на том, что до революции это здание было тоже каким-то учреждением, в первые дни революции здесь был создан революционный комитет. В годы гражданской войны в Сулине шла жесточайшая борьба: рабочий люд центра поселка – с одной стороны, зажиточное казачество – с другой. Это отдельная тяжелая и длинная история нашего уникального города. Так вот, в гражданскую войну в Сулине было немало детей-сирот. 12 февраля 1918 г. в сформированный ревком вошли известные наши деятели И. Соколянский, В. Носов, Ф. Фесеев, Г. Некрасов и другие. Металлургический завод, рудники, мельницы, здания были объявлены народным достоянием. Заводом стал управлять Совет рабочих и солдатских депутатов.

Один человек рассказывал мне, что в том же 18-м году в нашем городе, в одном из первых городов России, был организован детский дом, и на этот факт как на действие самого высокого нравственного примера указывал пролетарский вождь В. И. Ленин в одном из своих сочинений. Чуть позже детский дом был расформирован. Детей-сирот, как мне рассказывали, содержали одно время в одном из "панских" домов, часть была отправлена в ст. Владимировскую. Детский дом был и по ул. Ворошилова (об этом позже), и в других местах. Так вот этот самый первый на нашей территории детский дом и был в здании, где сейчас располагается паспортно-визовая служба.

Кстати, у нашего краеведа В. В. Кудрявцева есть карта центра города 1913 года. Ему сейчас некогда, в связи с его переездом из Киселево в Ростов, разобраться в ней, с тем чтобы нам что-то рассказать об исторических зданиях. Но Владимир поделился со мной (мы с ним часто говорим по телефону) своими творческими планами. В будущем он хочет издать еще одну книгу об истории нашего города. Со временем, когда приведет ее в порядок, хочет издать и карту.

Ванильный запах детства

После публикации первой части истории ул. Ворошилова в редакцию пришла пожилая женщина с внучкой. Бывшая воспитательница детского сада Ирина Антоновна Горбунова рассказала, как ее отца Антона Тихоновича Горбунова, закончившего Ленинградское пожарное училище, направили из Ростова в наш город начальником пожарной команды. В память врезалась картинка: пожарный обоз движется по каменке (мостовой) центральных улиц города, тяжелый гул колес – лошади тянут телегу, на которой установлены бочки с водой. Значит, где-то случился пожар. Дети выбегают из домов и смотрят вслед удаляющемуся обозу. Но больше всего запал в душу ванильный запах, окутывающий перекресток ул. Металлургов и Ворошилова. Горбуновым дали квартиру в старом доме, стоящем на углу ул. Ворошилова и Металлургов как раз напротив бывшего здания ГАИ (и революционного комитета во время установления советской власти). В 1933 г. это был уже жилой дом, и жили там металлург-рационализатор Алексей Афанасьевич Подгорный с семьей, Константин Григорьевич Шерер, потомок знаменитого обер-мастера на заводе, семья Иванковых. А по четной стороне ул. Ворошилова, напротив дома Ирины Антоновны, на месте нынешнего "учительского" дома стояло длинное каменное здание с башней-куполом на стороне, выходившей на ул. Металлургов. Чем это здание было до революции, неизвестно, но в 33-м году это был детский сад. В него Ирина бегала сама через дорогу. Отсюда и исходил сладко-загадочный запах ванили, который стоял в самом здании, во дворе детского сада, просачивался на улицу. Ванильные кисели входили в ежедневное меню детсадовцев. И запах этот был вплоть до начала войны, когда Антон Тихонович Горбунов ушел на фронт, где был политруком. В 1943 г. погиб под Амбросиевкой на Украине, похоронен на Братском кладбище г. Саур-могила.

Дом-юбиляр

Дом по ул. Ворошилова, 5 был построен в 30-е годы, и все 18 квартир распределены в нем между металлургами. Старший дома Виктор Михайлович Гуляев специально оставил старую табличку с фамилиями самых первых его жильцов, т. е. ей, как и всему дому, в нынешнем году 80 лет! Здесь была дана квартира и деду В. Гуляева, знаменитому сталевару Александру Михайловичу Ровенскому. Дед не думал не гадал быть мартеновцем, а пахал землю под Ливнами в Орловской губернии, где были землевладельцами все его предки. Наемников не имел, но из-за волов и коровы семья считалась зажиточной. Когда первая волна раскулачивания прокатилась по Орловщине, дед понял, что скоро доберутся и до его семьи. Бросил все нажитое и с женой и двумя малыми дочерьми приехал в Сулин. Приученный работать сызмальства, он и здесь стал одним из лучших мартеновцев. Здесь на заводе работала и старшая его дочь, В. М. Гуляева, а мама – секретарем-машинисткой в суде.

"Новые" дома по ул. Ворошилова в 1930 г. были построены без удобств. Но под домом уже были чугунные канализационные трубы, кладовочки, чтобы со временем оборудовать их под туалет. Виктор Михайлович рассказывает, что когда он пришел из армии в 1965 г. , квартира их была полностью преображена: вместо печи – батареи центрального отопления, вода, туалет.

Напротив дома по ул. Ворошилова, 5, примерно на месте книжного магазина, стояли 2 деревянных коттеджа по четыре квартиры (еще с дореволюционных времен). Эти дома от улицы Ворошилова-Коммунистической отгораживались высоким забором. В заборе было своеобразное окошко, через которое торговали овощами. Здесь же, вплоть до 1980 г. , была остановка автобусов, которые ходили прямо по центру города. По ул. Пушкина через переезд (у нынешнего маг. "Саморез"), потом так же по булыжной мостовой автобус маршрутом №3 двигался к вокзалу. Городские мальчишки специальными крюками зимой цеплялись за автобус, по ул. Пушкина доезжали до пересечения ул. Придорожной и Победы, там отцеплялись и повторяли маршрут, только уже на встречном автобусе.

Улица Советская (Николаевская)

Небольшое здание аптеки в дореволюционное время стояло примерно на том же месте, что и нынешняя, только ближе к нынешнему книжному магазину по ул. Ворошилова, 10. А улица Советская (во времена Пастуховых – Николаевская) брала свое начало от Сергиевской и через ул. Пушкина тянулась вдаль параллельно ул. Дмитриевской (Первомайская). То есть, пока не был построен панельный дом по ул. Пушкина, 7, перегораживающий ул. Советскую, она была "сквозная". Здесь на этом месте до построенного современного дома по ул. Пушкина, 7 стояло 5-6 крепких каменных домиков на четыре семьи, построенных примерно в 1900 г. Квартиры состояли из 2 комнат, общей площадью примерно 12-18 кв. метров. В доме, где сейчас находится Центральная аптека, жил подпольщик Краснов (расстрелян в годы войны), как вспоминает Мария Ивановна Василенко. Под полом одной из двух комнат был вместительный оштукатуренный подвал, в котором подпольщики хранили боеприпасы. Эта квартира впоследствии и была выделена передовому мартеновцу Григорию Логвиновичу Василенко (мужу М. И. Василенко), в Почетные металлурги его не занесли лишь потому, что отказался вступить в партию (была на это причина). Григорий Логвинович – из крестьян, у его деда было крепкое хозяйство, но наемных работников не брали, сами трудились до седьмого пота. Его мать рожала в поле – не хватало рабочих рук. Запеленав ребенка и немного отлежавшись, опять шла косить. Семья деда, как и многие в то время, испытала много лишений. Выжив, выстояв, Григорий Логвинович усвоил главную жизненную мудрость – не высовываться, не кричать о своих достижениях, хотя он, практически без образования, от подручного сталевара дошел до мастера. Мария Ивановна вспоминает: "Моей дочери, тогда еще дошкольнице, когда мы жили на ул. Советской, нравились дни парадов. Улицы украшались красными знаменами и становились ярче, радостнее, люди много смеялись, пели под гармошку или баян. Удивительно, как в нашу небольшую квартиру помещалось столько людей. Мой старший сын Николай Николаевич Кутовой (его отец, тоже металлург, погиб), посещал танцевальный и театральный кружки ДК металлургов. Его друзья обязательно приходили к нам после парада. Всегда было очень весело".

Каменные коттеджи по ул. Советской убрали в 1972 г., переселив металлургов в дома пос. Горняцкий. Кстати, первый дом, по рассказам старожилов, появился здесь в 1967 г. по ул. Братская, 10, вторым был построен банно-прачечный комбинат через дорогу. Мария Ивановна рассказывает, как дома по ул. Советской, построенные на века, разбивали надрывно и долго – огромный круглый шар раскачивали на цепи крана и ударяли им в крепкие, метровой толщины стены. Раз, еще раз – дом стоит, и простоял бы еще, но возникла необходимость уплотнять центр города.

Подгорная Ольга. Улица Ворошилова (Сергиевская) (часть седьмая) // Красный бумер, 24.11.2010, № 46 (286), с. 6

Вот и осталось пройти нам до конца улицы совсем немного, а как жалко. Вот так бы шли и шли, без забот вспоминая о прошлом. Уже и старожилов на ул. Ворошилова не осталось, некому рассказать об истории домов.

Больше 110 лет прошло с тех пор, как первые семьи высокопрофессиональных рабочих металлургического завода вселились в эти дома. Политика Пастуховых была правильной – удержать на одном месте профессионалов созданием для них благоприятных мест проживания. Никто точно не знает, какого года постройки эти коттеджи на два хозяина. Помните, мы упоминали рассказ инженера БТИ В. Г. Чернышевой о том, что в 1948 г. началась инвентаризация домов и со слов хозяев делались их паспорта. У некоторых, например, как № 20 значится: "Дом построен, примерно, в 1896-1900 гг., каменный, на известковом растворе. Наружные стены побелены известью". Хозяйка его Царева Ольга Ивановна, дочь кадрового офицера, участника Великой Отечественной войны Ивана Антоновича Царева, которого прислали в Красный Сулин в качестве военкома в 50-м году. Иван Антонович многое сделал для того, чтобы трудоустроить бывших фронтовиков, содействовал тому, чтобы ребята, потерявшие на фронте отцов, обучились на шоферов или поступили в военные училища. Благодаря этому военному была сделана пристройка к военкомату, обустроен двор. Домом их определили тот, где жил до них прежний военком.

"В то время я была школьницей, и все дети из центра города занимались в школе № 1 в две смены, так как здание школы № 4 пострадало во время бомбежки и его не успели отремонтировать. На месте стоматологии стоял маленький каменный дом, а саму стоматологию построили примерно в 1964 г., – рассказывает Ольга Ивановна. – Тогда же была разрушена пожарная каланча. Мне запомнилась история, рассказанная кем-то из знакомых того времени. Во время оккупации на самый верх каланчи немцы заставили поднять пианино (широкие ступени это позволяли). И вот каждое утро какой-то немецкий офицер не ленился взбираться по лестнице и самозабвенно играть, пока не наступали холода".

До Красного Сулина Царевым пришлось жить в Херсоне, Днепропетровске, Сталинграде и, переезжая в Сулин, они думали, что попали в какую-то дыру. Но город их приятно удивил. По выражению Ольги Ивановны, он напоминал олимпийскую деревню, особенно зимой. Крепкие, уютные домики, покрытые снегом, бойкие лошадки на расчищенных дорогах – светлые картины детства. Весной и летом город преображался: он становился зеленым, цветущим. По улицам ходили работники ЖКО и выкрикивали пофамильно: "Выходите деревья белить". Хозяева коттеджей с энтузиазмом не только белили стоящие у домов деревья, но и разбивали клумбы, сажали цветы. В каждом доме у реки были проложены водопроводы, чтобы поливать цветники и растущие на участках овощи. Если нужно было заменить трубы, этим занимались работники ЖКО. Придомовая территория от дороги была отгорожена бордюрчиками, которые работники ЖКО, как и дома, и решетчатые бетонные заборы красили в желтый цвет. Улица была очень нарядная, сказочная. Только сойдет снег, улицы метут, гребут и даже через маленькие лужи прокладывают деревянные мостки. Эти мостики пахли лесом и поначалу были новенькие, поражающие белизной среди луж, которые они прикрывали. Идеалистической была и картина реки. Здесь цвели кувшинки, картинно смотрелись гуси и утки.

И в советское время в коттеджах жили не простые семьи: начальники цехов, знаменитые сталевары, главврач. Улица была уютная, тихая. По субботам и воскресеньям приезжал грузовик от завода, и все желающие могли поехать на рыбалку, а летом – отдохнуть и искупаться, в том числе и на Дону.

Увы, сейчас улица не представляет ту "олимпийскую деревушку" прошлого. Как правильно заметила Валентина Ивановна Лебединская, тоже когда-то здесь жившая, улица представляет собой хаос в окраске и выборе средств обустройства своих домов. Смотришь, одна часть дома серая, другая – желтая, одна оббита сайдингом, другая – "под шубу". Уж хозяева как-то договаривались бы между собой. Это же портит вид улицы. У моей подруги в Таганроге есть квартира в старом купеческом доме, оставленная в наследство бабушкой. Дом объявлен исторической ценностью, и его жильцам (хотя все квартиры приватизированы) не разрешается выпендриваться насчет того, что "я поставлю лучшее окно, чем у соседа, и из балкона сооружу маленький дворец". Может, эти запреты кому-то не нравятся, но дом сохраняет первозданный вид. Если необходимо что-то отреставрировать, делают так, как было раньше, "под старину". Я не говорю, что такие запреты нужно наложить на все дома. Но хотя бы центр должен иметь какое-то сочетание красок, как у Кваренгу, или мы будем выпячивать свои провинциальные нравы наружу.

Октябрина Георгиевна Локтионова говорит, что их дом (ул. Ворошилова, 27) был построен последним в ряду домов для инженерно-технических работников завода. В этом доме жил еще дедушка ее мужа, обер-мастер литейного цеха А. М. Синепупов. В этом же доме родились отец и муж-прокатчик Владимир Васильевич Локтионов. В советское время на ул. Ворошилова жили и живут семьи начальников цехов Осипенко, Коровиных, Гомжиных, Михеевых, Курочкиных, и также знаменитых сталеваров Заикина, Ф. И. Прохмутенко, токаря высокого класса Б. И. Полянского. В середине-конце 60-х годов за счет металлургического завода в старых пастуховских коттеджах сделали пристройки, чтобы дома были со всеми удобствами. До этого коттеджи отапливались углем. Только с 1966-69 гг. к ним был подведен газ. Примерно в это же время, как рассказывает Октябрина Георгиевна, по их улице на этом участке от пожарной части заасфальтировали дорогу и тротуары (до этого была каменка). Сейчас ни от тротуаров, ни от асфальтированной дороги ничего не осталось. Но тем не менее улица смотрится очень живописно. Некоторые домики с придворовой территорией прямо шедевры на западный манер, например, как этот (см. фото).

Последний дом № 43 мне показался старше, чем он есть на самом деле, зато открывающаяся панорама на речку и бугор великолепна. Вышедший мужчина рассказал, что этот дом, построенный в 1927 г. частным лицом, был куплен заводом перед войной. Заводское правление ставило задачу расширить плотину, упрочить мост, а для этого нужно иметь дополнительную территорию. В планах значилось снести дом № 43. Но грянула война и планы пришлось оставить на потом. Дом у плотины после войны сдали под квартиру семье фронтовика, бывшего металлурга, работника ОКСа Лебединского Ивана Ивановича. В 60-м году заводское правление решило, что ремонтировать дом не стоит и предложило его выкупить уже вдове рано ушедшего из жизни фронтовика. На этой улице прошла большая часть жизни Валентины Ивановны Лебединской, теперь здесь живет семья ее сына, также бывшего металлурга, как и все в их роду. "На улице Ворошилова жил, к примеру, малоземелец Владимир Ржаных, юнга-черноморец, имя которого упоминается в книге Л. Брежнева "Малая Земля", защитник Сталинграда, награжденный медалью за оборону Сталинграда и орденом Красной Звезды, участник пленения армии Паулюса Андрей Васильевич Седых, после войны – директор комбината им. Третьего Интернационала (впоследствии "Пищевика"). Здесь жил и другой участник войны Борис Иванович Иванов – председатель горисполкома, директор щебзавода, хлебозавода", – рассказывает Валентина Ивановна.

Подгорная Ольга. Улица Ворошилова (Сергиевская) (часть восьмая) // Красный бумер, 08.12.2010, № 48 (288), с. 5

Улица упирается в плотину, которая была сделана еще при Пастуховых для создания притока воды на заводе (для охлаждения прокатного и мартеновского цехов). Русло реки чуть отодвинули к скале (об этом я писала со слов А. И. Лысенко в материале "Улица Черкасская"). Последний раз плотину ремонтировали в 1975-76 гг. Параллельно реке прорыли канал, огородили его досками и пустили воду через этот обводной канал в "горячку" ниже плотины. Таким образом плотина оказалась осушенной. А когда ее отремонтировали, водой смыли перешеек, отгораживающий канал от реки. Река получилась широкой. Плотину обслуживали работники завода: в половодье открывали шандоры, чтобы не допустить разлива реки.

Во время перестройки гидротехнические сооружения были проданы в частные руки. Многие спрашивают: "Зачем?". А действительно, зачем? Район наш от этого не нажился. А владельцам этих сооружений они нужны лишь для того, чтобы брать под такую недвижимость, например, кредиты. Разумеется, никто из частников не собирается следить за гидротехническими сооружениями, ремонтировать их или хотя бы поддерживать в нормальном состоянии. Хозяева далеко и дела им нет до наших плотин. Знают, в случае ЧС кто-нибудь что-нибудь нейтрализует. Как рассказывают люди, живущие по ул. Ворошилова, бывший энергетик Виктор Андреевич Седых сам дважды в год опускал-поднимал шандоры. Короче, свою безопасность держим в собственных руках. Мне удалось поговорить с Виктором Андреевичем Седых, рассказавшем, как в 1950 г. была построена плотина из красного кирпича, что привело к затоплению подвалов домов у реки. Писали везде, но то, что не сделали люди, сделало время: паводков сейчас практически не наблюдается. Сейчас подводная часть плотины обнажилась, показывая ее неудовлетворительное состояние. Что будет, если плотины разрушатся? Удерживаемая ими вода уйдет, и от реки останется маленький ручеек.

Улица Ворошилова была самая зеленая в нашем городе. До сих пор у отдельных домов сохранились огромные пеньки, а у дома № 43 – часть гигантского тополя в два обхвата, видимо, как историческая ценность улицы, простоявшие здесь лет 90. Это были тополя без пуха, и спилили их лет 5-6 назад. Валентина Ивановна Лебединская помнит рассказы старожилов, как энтузиасты из молодежи в 30-х годах кинули клич: "Завтра идем копать тополя". И вот люди разного возраста потянулись цепочкой через мост на бугор к фетисовской мельнице, где выкапывали саженцы.

Кстати, мне довелось беседовать еще с Г. И. Фетисовой, племянницей владельца мельницы Василия Фетисова. Три брата приехали в Сулин из Курской губернии. Имея небольшой капитал и хозяйскую хватку, Василий и Борис Петровичи построили сначала каменные мельницы, потом, разбогатев, поставили деревянные, технически оснащенные: первую в районе Вербенки (на месте маслобойни), вторую – в Старой Соколовке. Как рассказывала Галина Ильинична, отец ее умер рано, оставив сиротами десятерых детей. Дядя Василий Петрович принял большое участие в том, чтобы они не умерли с голоду. В его характере не было чувства стяжательства, жестокости. С мая 1918 г. до конца 1919 г. в результате жестокой борьбы опять установилась атаманская власть. Карательные отряды под руководством Кошеля и Горбачева рыскали в поисках красных. И вот Василий Петрович укрыл у себя на время сорок не успевших скрыться красноармейцев. Перед белоказаками он выставил их как своих работников, хотя, конечно, очень рисковал не только своей жизнью и своих родных. Двадцать человек у него обслуживали мельницу, а другая половина была послана досаживать рощу и обустраивать пляж недалеко от нынешней станции, задуманный как общественное место отдыха. С установлением советской власти оба брата добровольно сдали свои мельницы, дома, прекрасные сады. Василий занялся ремонтом часов, а Борис долгое время был заведующим на своей же мельнице. Впоследствии оба брата уехали в Ростов.

Но это мы отвлеклись на тему того, что далеко не все хозяева были "кровопийцами", сосущими народную кровь.

Тополя посадили везде, где можно, а некоторые – даже во дворах, из-за чего было мороки потом их убирать. Когда тополя вошли в силу, они величественно смыкались вверху великанами и образовывали красивый тоннель от плотины до самой почты. Валентина Ивановна помнит, как в советскую бытность планировали через реку построить грандиозный мост, чтобы соединить нижнюю площадку с верхней цеха железного порошка № 2. Улица Ворошилова когда-то была одной из оживленных. Через мост люди шли к "верхней" больнице, построенной еще при Пастуховых и просуществовавшей до строительства ЦРБ (т.е. до 1968 г.), к ЦЖП-2, летом приходили купаться к полноводной реке. На месте больницы сейчас остались кусты сирени и кое-где битый кирпич, да еще хорошо просматривается телевышка, которую заменят с перспективой под цифровое телевидение.

Недавно в редакцию пришел бывший военный Александр Зайцев и предложил: "Поднимите на страницах своей газеты тему, чтобы хотя бы в начале каждой улицы наряду с ее нынешним названием стояла надпись: ул. Ворошилова – историческое название (или первоначальное) Сергиевская. Это было бы хорошей памятью о тех людях, которые много сделали для нашего города. Да и особенность какая-то появится у нашего города в отличие от других".

А потом позвонила Инна Петровна Воронина и спросила, почему это мы обошли вниманием вторую самую длинную улицу – Гагарина.

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать