Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnyj-bumer/ulica-novocherkasskaya-gagarina.php
Красносулинский форум

воскресенье, 17 декабря 2017 года, 20:19


Подгорная Ольга. Улица Новочеркасская-Гагарина (часть пятая) // Красный бумер, 06.04.2011, № 13 (304), с. 7

Улица Новочеркасская-Гагарина

  • Автор: Подгорная Ольга
  • 16.02.2012 09:35
  • Красный бумер
  • Обновление: 23.12.2014 23:30

Улица Гагарина до середины 60-х годов называлась Новочеркасской и была до революции одной из главных в Сулиновско-Кундрюченском хуторе. Мы не будем повторять уже известные факты, касающиеся истории возникновения хутора (см. материал "Улица Октябрьская", №№ 24-33 за 23 июня – 25 августа). Свое название улица получила по понятным причинам. Земля, находившаяся близ пос. Сулиновского, входила в юрт трех Новочеркасских станиц. И подчинялся хутор Сулиновско-Кундрюченский Новочеркасскому станичному правлению. Надо полагать, что название улицы Новочеркасской появилось в конце XIX – начале XX века. До этого времени и улиц, как таковых, не было. В станицах Новочеркасска в концу XIX века сказывалась острая нехватка земли, да и "легкая" добыча угля, камня тоже сыграла немалую роль в том, что на территории нынешних Соцпоселка, пос. Казачий, района вокзала и прочего стали появляться отдельные дома. Они располагались на значительном расстоянии друг от друга, и к каждому дому примыкали огромные участки земли.


Подгорная Ольга. Улица Гагарина (часть первая) // Красный бумер, 19.01.2011, № 2 (293), с. 7

На 1880 г. (а полное поселковое правление хутора появилось в 1877 г.) на огромной территории х. Сулиновско-Кундрюченского проживало всего 24 казачьих семьи, жили также местные и иногородние граждане. В конце XIX – начале XX века, когда центр заводского пос. Сулин был застроен жилыми домами, строительство бараков для рабочих владельцами завода выносится за железную дорогу – район нынешнего РДК, нынешней ул. Чехова, ул. Свободы (пер. Межевой). Бараки чаще представляли собой длинные (в районе нынешнего стадиона был и "круглый") каменные здания, крытые толем.

В 30-е годы в городе начинается паевое строительство домов, включающее ежемесячный взнос из зарплаты рабочих металлургического завода. Самый первый трехэтажный дом в нашем городе (по ул. Октябрьской, 3), построенный в 1931 г., значился по документам как дом Жилкооперации № 34 ЖКО завод. То есть, до 31-го года была построена большая часть и ныне действующих коттеджей на территории будущего Соцпоселка. До революции бараки обозначались номерами, как впоследствии и коттеджи Жилкооперации. Моя свекровь З. Д. Подгорная, чьи родители как раз жили в таком доме Жилкооперации, утверждает, что улицы, поперечные Новочеркасской, никак не назывались и после войны. По нынешней ул. Свободы был второй переезд через железную дорогу (первый был в районе нынешней автостанции). По этому переезду немцы шли на Сталинград. Справа от 1-й Переездной какое-то время стояли румынские танки, как вспоминает Александр Иванович Лысенко, бывший модельщик СМЗ, ни раз подсказывающий нам в вопросах написания истории городских улиц. Вот мы, когда писали историю вокзала, вспоминали, что автобусное движение по городу началось в 1952 г., когда в автоколонне № 1724 появилось восемь автобусов. Александр Иванович же вспоминает, что один-единственный автобус (его все называли голубым), ходил еще до войны из центра до вокзала. А со вступлением немцев на нашу территорию автобус, уже без колес, видели на месте порошкового цеха.

Итак, мы миновали переезд по ул. Свободы, который просуществовал до строительства дорожной развязки, где-то до 1972 г., и проходим мимо пятиэтажек. Мне довелось быть знакомой с человеком, который имел непосредственное участие в строительстве самых первых домов, положивших основание будущего Соцпоселка. Это бывший начальник строительного участка ОКС металлургического завода, участник войны, к сожалению, ушедший из жизни, Александр Павлович Замиусский. Он рассказывал о том периоде так. На заседании исполкома города в 1958 г. было решено начать строительство многоквартирных домов. Красный Сулин тогда гремел чуть ли не на всю Россию, его называли перспективным, завод – ведущим (Таганрогского металлургического тогда еще не было). И вот, заметьте, это очень важно, 10 ноября 1958 г. бригада строителей ОКСа СМЗ проложила в вырытом котловане первый слой кладки будущего фундамента самого первого многоквартирного дома на будущем Соцпоселке. "Ну-ка, ребята, у кого есть мелочь нынешнего года?" – спросил знаменитый по тем временам "золотой" каменщик Митрофан Зеленский. Строители полезли в карманы: для такого хорошего дела денег не жаль. По очень давнему поверью, бытовавшему у нас, заложить в фундамент строящегося дома деньги – к богатству (а вообще так обозначали дату постройки). Мой сосед, у которого мания строительства, когда ломал вековой дом (кстати, он стоял бы и стоял, потому что половая доска с него опять же пошла на полы, дубовые двери у нас лежат на мансарде), в фундаменте нашел огромный медный пятак одна тысяча восемьсот какого-то года. Этот пятак, почерневше-красный, мы все, кому не лень, повертели в руках, удивляясь его внушительным размерам, а потом сосед опять его положил в фундамент, потому что его матушка сказала: "Где взял, туда и верни, не тобой положено". Так вот, мелочь 1958 года замуровали в юго-западный угол здания самого крайнего дома (нынешний дом № 1 по ул. Ростовской).

Александр Павлович Замиусский построил четыре первых дома по ул. Гагарина, два – по ул. Свободы. Ему дали квартиру в одном из домов Соцпоселка, фасадом выходящим прямо на ул. Гагарина. Единственной ценностью в квартире ветерана был замечательный семейный альбом. Открывала его большая фотография – панорама Сулина 1905 г. На фотографии кружком отмечен дом деда А. П. Замиусского. Борис Андреевич Замиусский стал первым в нашем городе Героем труда. Это была высокая правительственная награда после первой пятилетки: звание Героя соцтруда, как и орден Трудового Красного знамени появились после второй пятилетки. В его семье из 12 детей в живых остались семеро. Когда они выросли, все пошли на завод. В 1918 г. трое тогда работавших на заводе братьев Замиусских – Петр, Иван и Павел (будущий отец Александра Павловича) вступили в социалистический полк, участвовали в боях под Зверево, у станиц Мелиховской, Кривянской, Бессергеневской, в районах Донбасса. Полк был разгромлен, и братья потеряли связь друг с другом. Павел и Иван вернулись в Сулин, когда окончательно установилась советская власть, а Петр пропал без вести. Подрастали сыновья братьев, тоже шли на завод, а когда началась война, ушли на фронт. Александр Павлович сражался на Третьем Белорусском. С боями дошел до Кенигсберга, имея награды и ранение. И вот когда он вернулся домой, его ждал сюрприз. Одноклассница Вера, вернувшись из Германии, рискуя быть отправленной "в чистку", каким-то образом провезла через все комиссии письмо от дяди Петра Борисовича, пропавшего в 18-м году. Отдельная история, как Петр Замиусский нашел своих земляков в Австрии, помогал им, как мог. В присланной весточке Петр рассказывал, как, скрываясь от карателей, добрался до Новороссийска, волей случая эмигрировал в Турцию, потом был в Болгарии, Франции... Боялся сообщить о себе, потому что прослышал, что родственники эмигрантов в СССР преследуются законом. А теперь – победа. Франция воевала в союзе с Россией, теперь они могут быть вместе. Как он тоскует по Родине – сил нет! Ему хотя бы раз увидеть Сулин и умереть (а было Петру в ту пору примерно 46 лет). В марте 1950 г. Петр сообщил, что наконец добился предоставления ему визы. С той поры от Петра не было ни одной весточки. Сгинул ли в советском лагере, как "шпион", без права переписки или что произошло в дороге – осталось неизвестным. У нас о каждой семье можно писать роман.

Подгорная Ольга. Улица Новочеркасская-Гагарина (часть вторая) // Красный бумер, 16.02.2011, № 6 (297), с. 7

Итак, старые пастуховские бараки стояли по нынешним ул. Культуры, Чехова, Маяковского и после революции. Здесь же вразброс были домики частников. Единственный 2-этажный деревянный дом фасадом выходил на нынешнюю ул. Свободы, боком на ул. Новочеркасскую. Здесь жила зажиточная семья Балыкиных. От нынешней ул. Свободы дома до революции фасадом выходили на улицу, которая сейчас называется Октябрьской, а длинные участки земли примыкали к нынешней ул. Гагарина. Только на месте дома № 13 (ул. Гагарина), кстати, второго по величине дома – 175 квартир, в центре был пустырь. И не просто пустырь, а поле с богатой растительностью: всевозможными лютиками, васильками, ромашками, маками. В разные месяцы поле меняло свой наряд, как самая разборчивая невеста. Моя свекровь З. Д. Подгорная, чья семья жила в одном из домов Жилкооперации, рассказывает, что до войны они рвали этих цветов целые охапки, а поле от этого не тускнело в своих красках. Через поле, по нынешней ул. Свободы, они доходили до песочного карьера, где в изобилии была белая мягкая глина. Из нее как из пластилина делали фигурки. Глина легко "мылилась" и ее использовали в качестве шампуня.

Параллельно ул. Ростовской, вдоль железной дороги по обеим ее сторонам росло по несколько рядов кустарника или деревьев, а в войну перед посадкой были вырыты еще и 1-1,5-метровые окопы.

Скважина (бассейн) напротив нынешнего дома № 4 по ул. Гагарина появился в конце 40-х годов. До сих пор сохранился его первоначальный вид. До подведения на Соцпоселок водопровода отпуск воды из бассейна строго ограничивался. Примерно до середины 60-х годов каждая семья, получив в ЖКО бесплатные талончики (на неделю или на месяц) по числу проживающих в домах Жилкооперации (частники, наверное, обслуживались так же), "отоваривалась" определенным количеством ведер. Вечером в пятницу или утром в субботу, когда в семьях затевалась большая стирка, у павильончика бассейна выстраивалась большая очередь из детей и женщин. Протягиваешь в оконце талончики, и женщина-оператор нажимает рычаг колонки, заполняя ваши ведра согласно предъявленным бумажкам.

В те же 60-е оператора убрали, и каждый мог набирать воды сколько угодно вплоть до перестройки, до начала 90-х. С этого времени бассейн стал "ничейным", вышедший из строя мотор некому было чинить. А когда наконец люди добивались его ремонта или установки, оказывалось, что притока воды нет или отключили электричество, потому что за него некому платить. Вокруг бассейна стояли казачьи дома вплоть до 60-го года, пока в этом месте не начали строить трех- и четырехэтажные дома.

Колхозный рынок, занимающий большую территорию – от бассейна (чуть севернее него был широкий вход на рынок) до самой балки по нынешней ул. Черкасской – и был огорожен колючей проволокой. Кроме нее никаких ограждений не было. С северной стороны рынок примыкал к ул. Новочеркасской. В восточной стороне рынка на одной линии стояли одноэтажные здания продовольственного (ближе к дороге) и промтоварного магазинов. По всему рынку были размещены еще несколько ларьков, где продавали все – от хлеба до водки. Наряду с прилавками было много места под торговлю с кузовов. Приезжала, к примеру, машина из какого-либо совхоза, колхоза и становилась кабиной к колючей проволоке. Прямо с кузова торговали овощами, арбузами, живностью. Тут же на колясках-тачках привозили на продажу что-либо частники. Женщины ходили по рынку, предлагая "с рук" (как мы видим в военных фильма) пуховые платки, сшитые самими женские халаты, белье, легкие платочки в кружевах или какие-либо интересные вещи. Например, старинные часы, фарфоровые статуэтки и т. д. Каждый торгующий должен был уплатить "дань" смотрителю рынка при входе. Тот в свою очередь выдавал определенный талончик на право торговли.

В 1955 году в нашем городе случился страшный ураган. Об этом упоминали при встрече со мной сразу несколько старожилов города. Деревья вырывало с корнями, с домов срывало крыши. К примеру, по ул. Чехова ураган с одного дома Жилкооперации сорвал крышу (остались лишь одни торчащие трубы) и аккуратненько так поставил рядом на дорогу. Деревья падали на крыши, в одном из частных домов привалило дверь так, что люди не могли утром выйти. На крышу нынешнего дома № 33 по ул. Гагарина ураган "нахлобучил" сверху вторую крышу, сняв ее с рядом стоящего дома. Ветер бушевал всю ночь, а утром народ сбежался к Колхозному рынку, оцепленному милицией. По нему будто прошел легендарный Мамай. Легкие ларьки были все перевернуты, будто великан играл ими, как кубиками. По всей территории валялись конфеты, бутылки с водкой, рассыпаны крупы. Всякая попытка кого-то из народа чем-либо поживиться вызывала реакцию сотрудников милиции, грозивших стрелять. Колхозный рынок на Соцпоселке просуществовал до открытия нового в районе пос. Горняцкого, примерно до 60-го – 61-го года.

Город и люди

Те, кто постоянно читают рубрику об истории улиц нашего города, заметили, что здесь появляется короткая информация об отдельных людях, живущих на описываемых улицах. Анна Гавриловна Мошкарева, труженик тыла, проживающая со старшей сестрой Полиной Гавриловной в одном из домов Жилкооперации, вспоминает, каким впервые увидела наш город в 1946 году.

Летом 1943 года после седьмого класса Анна из своего Веселовского района едет в Ростов поступать в училище дошкольного воспитания. Перед этим в их семье произошел "крупный разговор". Мать настаивала на том, чтобы Анна оставалась работать в колхозе, потому что уже учились две старшие дочери, а отец (на начало войны ему было 54 года) твердо сказал: "Пусть едет, вытянем и эту". Кстати, отец Анны, сельский кузнец, получил пенсию только в 70 лет, а до этого ни он сам, ни правление колхоза о ней не думали.

Случайно встретившаяся знакомая уговорила Анну идти в ремесленное училище: "Там кормят, одевают...". И вот Анна попадает в цех "Ростсельмаша", где изготавливали головки на бомбы, рядом делали корпуса. "Кормежка" была плохая: каша перловая на завтрак, суп перловый – на обед, а 10-часовую смену нужно было выстоять – живот от голода к спине прилипал. Но хуже всего было в ночную, когда некоторые подростки, не выдержав нагрузок, валились спать прямо у станка.

После окончания училища Анна просится в Сулин, куда была направлена после Новочеркасского техникума ее старшая сестра Полина. И вот идет Анна, разыскивая нужный дом Жилкооперации, где жила на квартире Поля, и всему удивляется. Знала она уже хорошо и Ростов, и Новочеркасск, а Красный Сулин ей не в пример этим городам показался уютным и зеленым. Чистенькие домики Жилкооперации с их решетчатыми белеными заборчиками, клумбы во дворах или на улицах рождали в сердце теплое чувство (вспомните, нечто подобное рассказывали и об ул. Ворошилова. Какой чистый и красивый был наш город!). Асфальтированные дорожки (были только у домов Жилкооперации) обрамлял бутовый камень, тоже, как и стволы деревьев, побеленный известью. Приветливая женщина, просто, но чисто одетая, толково объяснила Анне, где ей искать нужный дом. Первые слова, которые Анна сказала своей сестре: "Поля, в каком чудесном городе тебе повезло жить!".

На металлургическом заводе Анна Гавриловна проработала недолго. Полина, работавшая в Сулинторге, предложила ей место продавца в промтоварном отделе "черной" бакалеи (еще пастуховский магазин по нынешней ул. Победы возле спуска). В "базарные" дни продавцы "черной" бакалеи для большей выручки вывозили свой товар на рынок. До денежной реформы, т. е. до 1961 г., мужские брюки стоили 100-150 рублей, мужское и женское пальто – 600-700 рублей, женский костюм или платье – около 200 рублей. А зарплата продавца составляла 350-400 рублей да 10-12% из нее – на обязательные облигации. Разумеется, мало кто мог купить такие дорогие вещи, но за погляд же деньги не брали, и поэтому многие щупали, поглаживали ткань, видимо, мысленно прикидывая вещи на себя. И вот одна из женщин уж так дотошно рассматривала костюмчик: "А не полиняет, не сядет?". Пока Анна с нею возилась, видимо, что-то не досмотрела. Подходит к ней мужчина и шепчет: "У вас пальто украли, вон туда побежала...". Анна просит продавщицу-соседку присмотреть за ее товаром, а сама сломя голому мчится в указанном направлении, а ну-ка, чуть ли не две ее зарплаты сразу ушли. Воровка уже успела спуститься в балочку, когда Анна бесстрашно схватила ее сзади за плечи. Подоспел и дежуривший милиционер. Якобы после этого случая где-то в 48-49-м годах рынок огородили колючей проволокой, а до этого были только символические ворота. Анна Гавриловна утверждает, что рынок на Соцпоселке просуществовал до 1961 года.

Подгорная Ольга. Улица Новочеркасская-Гагарина (часть третья) // Красный бумер, 09.03.2011, № 9 (300), с. 7

Бавыкины

Итак, мы упоминали, что где-то до 36-37-го года на нынешнем Соцпоселке стоял единственный двухэтажный дом: торцом к ул. Новочеркасской, но не крайний, а фасадом – на ул. Межевую. Еще точнее – как раз на месте нынешней сберкассы, выходящей на ул. Свободы, в доме по ул. Гагарина, 13, а крайними к ул. Новочеркасской выходили усадьбы двух семей металлургов Долголенко.

Бавыкины – еще один пример стойкости, талантливости и силы духа нашего простого человека. Василий Бавыкин, 1880 года рождения, в 7 лет остался без отца, с 10 лет уже работал на мельнице. В 1895 г. Василий вместе с другими завербованными работниками едет из своего села Ким Орловской губернии работать на СМЗ. Из смазчика в турбинном цехе становится его мастером.

Его дочь, 85-летняя Ираида Васильевна Пашкова, вспоминает, как отец долгими зимними вечерами рассказывал об истории завода, о своей жизни. Ему, тогда еще подростку, приходилось едва-едва сводить концы с концами. Из мизерного заработка он платил за квартиру и на несколько копеек в день жил, позволяя себе утром кашу без масла и чай, в обед – щи. Но рядом был пример другой жизни, к которой стремился Василий Михайлович, жадно впитывая в себя знания, которые могли пригодиться. В 1900 г. он был уже полноправным рабочим в турбинном цехе, когда мать привезла ему повестку в армию. Пять лет он прослужил на броненосце "Потемкин". Действительно, от плохой кормежки сводило животы и запекала изжога. К судовому врачу выстраивалась длинная очередь, вот там матросы впервые узнали, что блестящая палочка, которую врач ставил под мышку, не даст соврать – болен ты или нет. Врач, измерив температуру, не церемонясь, выталкивал симулянтов под зад. Василий не стал говорить, как учили его старшие матросы, что у него, якобы, болит голова, а сказал честно про изжогу, и врач дал ему таблеток. Весной 1905 г. матросы на "Потемкине" подняли бунт, они вылили в море суп с червями и стали бить железными чашками о крышку стола. Вышло корабельное начальство и пообещало, что как только броненосец пристанет к берегу, продовольствие будет заменено на свежее. Руководство "Потемкина" выполнило свое обещание. Но летом всех старослужащих матросов демобилизовали, заменив их новобранцами. Когда Василий вернулся в Сулин, осенью он узнал о восстании на мятежном броненосце.

Работал он по-прежнему в своем цехе, а в 1910 г. женился на 17-летней Наталье Дорошевой, чьи родители, родом из ст. Владимировской, также работали на заводе. Поначалу молодые жили с родителями Натальи в однокомнатной квартире по ул. Заводской. А на следующий год Василий сказал: "Я куплю участок и буду строить свой дом". В то время Василий Михайлович считался высокопрофессиональным рабочим, одна его зарплата позволяла закупать стройматериалы, а на зарплату родителей Натальи питались две семьи. Ираида Васильевна утверждает, что ее отцу, как хорошему специалисту, продолжали платить золотом и в советское время. А когда в 1929 г. на завод приехал представитель из Министерства металлургии и спросил, кто ремонтирует оборудование, ему представили В. М. Бавыкина. "Какое у вас образование?" – спросил высокий гость, пожимая руку Василия Михайловича, и был очень удивлен, когда тот ответил, что никакого.

В. М. Бавыкин работал на заводе до самого наступления немцев, а с их отступлением к нему пришли домой приглашать в любой цех начальником – не хватало специалистов. Василий Михайлович вышел, но все время, до ухода с завода, ремонтировал монометры. Общий трудовой стаж его – около полувека.

Так вот, о его доме: купчая на усадьбу была сделана на простой бумаге, написана полуграмотными людьми. Ни печати, ни подписи какого-либо представителя поселковой или казачьей власти не было. Когда В. М. Бавыкин умер и его жена пошла в БТИ, чтобы как-то узаконить имеющийся дом, ей сказали: "Платите 2 тысячи рублей (конец 50-х гг.!!!)". Женщина заплакала, думая, что ее выгонят из собственного же дома. А сотрудница успокоила: "Да живите без документов, никто вас не выгонит". По этому же клочку бумаги с неровными буквами Бавыкины вскоре продали свой дом, чтобы построить одноэтажный по ул. Павлова.

Первый этаж дома по ул. Межевой было сложен насухую из бутового камня, но очень искусно и ровно. Второй был сплошь из самого толстого леса. В 1941 г. во дворе Бавыкиных была установлена кухня, а на первом этаже – склад продуктов. Горячие обеды в котлах на подводах доставлялись к линии фронта, проходившей близ Сулина. В доме Бавыкиных во время войны жили мобилизованные на трудовой фронт подростки и женщины. Потом дом был заселен беженцами. Во время самой первой бомбежки 18 июня 1942 г. бомба пролетела как-то вкось над их домом, задев трубу у соседей и упав на пустом участке между другими соседями Машковыми и Новиковыми, повредив стоящие рядом постройки. Два каменных валуна, лежащих в доме Бавыкиных, были приподняты, а опустившись, врылись глубоко в землю. А вот дом даже не дрогнул. Судьба пятерых детей Василия Бавыкина сложилась по-разному. Самый старший из сыновей, Николай, закончил тогда техникум РИСИ (тогда это было платно для детей мастеров), а позже Ленинградскую академию им. М. Калинина, в войну генерал был в штабе армии в Москве. Сама Ираида Васильевна работала бухгалтером в школе № 5, в Общепите. Дом Бавыкиных простоял бы еще сто лет, но в 1986 г. наметилось строительство дома № 13 по ул. Гагарина. Все дома, стоящие по ул. Межевой и по нечетной стороне ул. Гагарина, на этом квадрате были снесены.

Дом улучшенной планировки

"Многоквартирный дом по ул. Гагарина, 13 намечался как современный дом улучшенной планировки: большая кухня, огромная лоджия, поэтому в нем стремились получить квартиры все исполкомовские работники, – рассказывает бывший строитель Зоя Степановна Логина. – Осуществлял строительство ОКС металлургического завода, начальник Николай Иванович Рыжкин. В поселке Горняцкий и здесь, на Соцпоселке велось активное строительство и Стройуправление № 18".

Как обычно начиналось строительство дома? Небольшая летучка для бригадиров, начальник строительства ставит перед каждым цель дальней и ближней перспективы. А потом конкретно – какой объем работы нужно сделать на сегодняшний день. В сроки необходимо было укладываться, иначе будет "плакать" премия. Вот вырыли огромный котлован, и каменщики проложили первый пояс из камня. Зоя Степановна говорит, что монеты любого года обязательно клали во все четыре угла здания – была такая традиция. Для чего? Зоя Степановна точно не знает, говорит, это было как само собой разумеющееся на счастье, на богатство, на прочность... Кстати, Зоя Степановна хорошо знала золотого каменщика, участника войны Дмитрия Романовича Зеленского, крановщицу Марию Арсентьевну Корзун, удивительно душевную женщину и мать двоих замечательных сыновей – космонавта Валерия и простого труженика Андрея, как отозвалась о ней Зоя Степановна. На строительстве дома №13 по ул. Гагарина главным инженером стройки был Борис Григорьевич Койчев, начальником участка Александр Георгиевич Егоров. На доме работали братья Сажины: Анатолий Федорович – плотником, Владимир – сварщиком, Валентина Приходько и Лиля Михайличенко – штукатурами. На фотографии, если бы качество ее было получше, можно увидеть, что женщины-строители стоят возле строящегося дома, вдали – небольшой частный домишко, ближе – стройматериалы. Это Анна Цыкалова, Людмила Стрюкова, Ирина Мельникова, Зоя Логина, Жанна Соколова. Никаких перебоев со стройматериалами не было, раствор привозили машинами с БРУ, находившемся тогда во дворе ОКСа (район филиала Сбербанка).

Вспоминает бывший экономист ОКСа Таисия Ивановна Наумова. "По проекту 177-квартирный дом со встроенной сберкассой и магазином намечалось построить за три года. Заместитель директора СМЗ по капитальному строительству Н. И. Рыжкин предложил обозначить самый красивый дом на ул. Гагарина выложенной красным кирпичом ракетой на белом торце здания. Здесь же предполагалось поставить памятник Ю. Гагарину, для чего строители соорудили постамент. Изваяние первого космонавта намечал заказать мастерам муниципалитет города. Но вскоре началась перестройка, и памятник так и остался в проекте. Когда еще не был достроен 177-квартирный дом, ОКС завода рядом начал строительство элитного детского сада на 240 мест по проекту с зимним садом и плавательным бассейном. И этим планам не дано было осуществиться.

"Какой-то процент квартир обязательно отдавался на город", – рассказывает бывший металлург Татьяна Тишакова (с ее помощью я нашла людей, которые были причастны к строительству дома). Самой Татьяне Николаевне жители дома № 13 по ул. Гагарина присвоили бы звание "Лучшего общественника-озеленителя двора". Вот такой огромный дом, столько жильцов, и лишь Татьяна сумела сделать по-особенному замечательную клумбу, а ее муж поставил здесь лавочки. Татьяна рассказывает, что в их доме дали квартиры людям, живущим в пос. Вербенский по переулкам 4-й, 5-й, 6-й Рабочие. Дома их снесли под строительство цеха керамики. Накануне 1988 года весь дом (имеется в виду только та часть, которая вдоль ул. Гагарина) светился огнями. Это шли ускоренные работы по сдаче квартир. Дом превратился в огромную конкурсную площадку для специалистов разных профессий. Собственных каменщиков не хватало, поэтому на доме работала еще бригада из Белореченска со своей машиной.

О том, что подъезды сдавались "на урок", рассказывает и заведующая библиотеки № 6 Лидия Ивановна Федосеенко: "Специальная комиссия проверяла ровность оштукатуренных стен, удобство лестничных маршей, общий дизайн".

Искать в архивах что-либо связанное с ул. Гагарина – это перелопатить "тонны словесной руды". Я пролистала газеты за 1987 и 1988 гг. и ничего особенного не нашла. Специалисты Архивной службы по моей просьбе нашли и предоставили копии решения Красносулинского городского Совета народных депутатов о предоставлении квартир во вновь построенном доме № 13. Решение № 16 подписано 21.01.1987 г. То есть в феврале этого года появились первые жильцы дома. Дом строился в три очереди (он представлен по форме буквой "П"), квартиры сдавались по подъездам по мере их подготовки к проживанию. Но в решении № 576/4 от 31.12.1987 г. "О предоставлении квартир рабочим Сулинского металлургического завода" распределены были все квартиры. Хотя, как утверждают жильцы, "перемычка" букве "п" этого дома была заселена только в 1989 году.

Из представленных протоколов на распределение 102 квартир значится: в порядке очереди – 35, отдельно льготной очереди – 9, переселение из 32 квартала и переулков Рабочих – 33, исполкому – 9, горкому – 6 квартир. Из положенных 10 % для инвалидов войны – 1, специалисту завода – 1, молодым специалистам – 2. Переселение с верхнего этажа на нижний – 2; улучшение жилищных условий – 1; в счет 10 % для строителей ОКСа – 1; служебные квартиры ЖКО – 2.

Подгорная Ольга. Улица Новочеркасская-Гагарина (часть четвертая) // Красный бумер, 16.03.2011, № 10 (301), с. 7

Жилкооперация

Итак, вместо снесенных еще пастуховских бараков с начала будущего Соцпоселка стали возникать коттеджи Жилкооперации. С 1958 года здесь начали строиться трех-, четырехэтажные дома. В конце 60-х – начале 70-х был застроен и пустырь с разнотравьем (напротив нынешнего 177-квартирного дома № 13 по ул. Гагарина). В конце 70-х появилась гостиница "Металлург" с кафе и "Гастрономом" на первом этаже (ныне магазин "Магнит" и прокуратура). Частные дома в квартале от дома № 33 по ул. Гагарина до балки также планировали снести и застроить все это место многоэтажками. Ираида Васильевна Пашкова (Бавыкина) хорошо помнит, что в этом квартале до войны стояло шесть домов. Она называет пофамильно людей, живущих здесь и в других домах этого района.

Третьим от балки был каменный Дом колхозника, постройка, вероятнее всего, еще дореволюционная. Глубокий овраг обрывал густо застроенный участок будущего Соцпоселка и пос. Казачий, хотя в нынешнее время эти границы как-то размыты, стерты...

Проезжей дороги в этом районе не было. Автобусы, начавшие ходить в поселки Казачий и Раково в 1952 году, шли по ул. Ростовской и по второму переезду в районе вокзала. Балка была глубокая, и в гололедицу тропинка прокладывалась близ какого-либо куста, чтобы можно было за него ухватиться, чтобы выползти наверх. Не спасала и посыпанная на склонах зола из печей. Взрослые старались обойти овраг по ул. Октябрьской, где было не настолько круто. А ребятишки на самодельных сумках съезжали в глубь оврага, а потом карабкались наверх. Озорники-мальчишки сталкивали девчонок вниз, а те гурьбой били каждого по отдельности сумками. Кстати, Ираида Васильевна Пашкова и Александр Иванович Лысенко, самый главный помощник по вопросам написания истории города, учились в одной школе и были среди тех первых учеников, которые 75 лет назад перешагнули порог школы № 2.

За рынком, ближе к балке, весной и летом в довоенные годы устанавливали карусели, ну точно такие, как показывают в фильмах прошлых лет: с бегущими лошадками, расписными люльками и пестрой крышей-"петуньей" наверху.

Балку, пересекающую ул. Новочеркасскую, начали постепенно засыпать с того времени, когда начали строить дома Жилкооперации. Свой вклад вносили и жители близлежащих домов. Строительный мусор, все то, что не могло сгореть в печах, заполняло дно глубокого оврага. После войны сначала соорудили пешеходный подвесной мост. Его ширина была не более одного метра, держался он на канатах (без опор), поэтому при прохождении через него сразу нескольких человек раскачивался в разные стороны с невероятной силой. В пятидесятые годы по балке проложили сливные трубы и после засыпки грунтом и шлаком утрамбовали для прохождения по нему автомобилей.

Детский сад "Солнышко"

Строительство детского сада № 5 "Солнышко" было начато СМЗ в 1964 году по типовому проекту. На следующий год детский сад на 140 детей (в настоящее время из-за сокращения количества детей в группах – 110) распахнул свои двери для первых дошколят. Сейчас часть из них уже перешагнула свой полувековой юбилей. Каким же запомнился им детский сад?

Нынешняя заведующая детского сада "Солнышко" Лидия Георгиевна Голикова, уже 15 лет возглавляющая это детское дошкольное учреждение, рассказывает: "Детский сад был ведомственный – металлургического завода, и шефом его являлся цех ремстроя СМЗ. Это было самое лучшее время в плане того, что руководство цеха всегда оказывало самую активную помощь в ремонте и обустройстве детского сада. В настоящее время это большая проблема". Лидия Георгиевна помнит то время, когда при заводском лагере в 1988 году был организован загородний детский сад. Для этих целей был построен большой корпус в восточной стороне нынешней санаторной школы-интерната в пос. Раково (сейчас здесь учебный корпус), ряд домиков в западной стороне (вместо них остались одни каркасы). Иначе сказать, заводом были вложены колоссальные средства в осуществление этой идеи. Но она не прижилась. Большинство родителей были против того, чтобы их дети (пусть даже старших групп) целых пять дней жили где-то вдали от дома, а потом за ними еще нужно было ехать на автобусе в поселок Раково. 1 марта 1994 года детский сад "Солнышко" из ведомственного перешел в управление образования. А самые трудные времена для детских садов – период кризиса, 1997-1998 годы. На базу привозили какие-то крохи продуктов. Вместо мяса – кости, не было сахара.

Лидия Георгиевна вспоминает, как пришла к одному из предпринимателей (процветает он и сейчас): "Вы понимаете, как ребенок может есть кашу без сахара", – спросила она обеспеченного мужчину. Не понял, хотя его ребенок ходил в "Солнышко". А как елку на Новый год искали? Детям ведь не объяснишь, что такое кризис. Но пережили и это время, правда, с нервотрепкой, вечными проверками различных комиссий.

В настоящее время – другая проблема: острая нехватка свободных мест, очередь на несколько лет вперед.

Приоритетные направления развития детей в детском саду – это интеллектуальное (успешно действует математический кружок) и художественно-эстетическое (хореографический, ИЗО, театральный, экологические кружки). В 2007 году детский сад "Солнышко" завоевал звание "Лучшее дошкольное учреждение в Ростовской области". Из 32 сотрудников 5 имеют первую категорию, остальные – вторую. Лидия Георгиевна Голикова в этом детском саду – 20 лет, 15 из них – заведующей, а общий пед. стаж – 40 лет. Является академиком Академии творческих педагогических наук, директором лучшего детсада 2007 года.

Подгорная Ольга. Улица Новочеркасская-Гагарина (часть пятая) // Красный бумер, 06.04.2011, № 13 (304), с. 7

История школы

В марте 1914 г. крестьянин Петр Васильевич Бондаренко купил у казака Ивана Михайловича Пантелеева за 460 рублей большой 1,5-этажный дом, 1910 года постройки, и участок земли: 12 сажен в ширину и 40 – в глубину (согласно доныне сохранившимся документам). Фасадом выходил и выходит (он, обложенный кирпичом, прекрасно выглядит и сейчас) на нынешнюю ул. Октябрьскую, а конец его земельного участка примыкал к ул. Новочеркасской. В середине 30-х годов, когда в городе началось активное строительство, возникла необходимость в постройке большой школы в районе пос. Казачий. По нескольку классов было в двух больших частных домах по ул. Октябрьской, 109, в школе СХТ (по нынешней ул. Ростовской напротив ХПП) и в нынешнем здании ООО "Коммунальшик" по ул. Гагарина (предположительно, здания тоже дореволюционной постройки). Часть большого участка земли у крестьянина Бондаренко изъяли и начали строительство школы.

Вторая школа открылась 5 ноября 1936 г. Сюда перевели и ребят из пос. Татарского, которые раньше в основном все учились в нынешней школе № 4. Uод назад, описывая ул. Черкасскую, я приводила воспоминания А. И. Лысенко о своей новой школе. Наверное, интересные моменты стоит напомнить. Наряду с портретами Сталина и Ленина в коридоре висел портрет незнакомого детям человека, у которого вместо ладоней были ежики. И этими ежиками человек держал извивающуюся змею. Классный руководитель Полина Григорьевна Туркалова объяснила детям 2 класса (в их классе было 30 человек), что это начальник комитета государственной безопасности товарищ Ежов держит в ежовых рукавицах всех врагов-гадов социализма.

В светлых классах, выкрашенных голубой и коричневой краской, висели портреты вождей, классиков литературы. В каждом классе была "грубка" печи, у которых грелись школьники во время перемены, когда было очень холодно. Печи подсыпались углем. Иногда расшалившиеся ученики выхватывали из поддувала "жужалку" (сгоревший уголь) и бросались ею, как снежками. Поэтому истопник старался вынести золу из печей до перемены.

В 1936 г. было построено только центральное здание вдоль ул. Новочеркасской, все остальное было пристроено уже после войны. На пришкольном дворе были волейбольная площадка и футбольное поле, беговая дорожка. В школе были организованы кружки: хоровой и физкультурный. 85-летняя Ираида Васильевна Бавыкина-Пашкова, одна из первых учащихся школы № 2, вспомнила эти кружки по той причине, что сама ходила в тот и другой. На празднике, приуроченном к 7 ноября, группа школьников делала пирамиду "Кремль". Ираида Бавыкина с красным флагом в результате сложных перестроений оказалась как самая маленькая и ловкая на плечах двух крепких школьников, которые в свою очередь стояли на согнутых ногах еще четверых, опирающихся одним коленом на пол. Вокруг основной группы гимнастов различные фигуры изображали другие подростки, поддерживающие стоящих "на пьедестале", и девочки со звездами и флагами. Праздники проходили зрелищно и ярко, несмотря на всеобщую бедность, не очень сытую и обеспеченную жизнь. Спортивной формой детям служили обыкновенные майки без рукав и спортивные трусы или шаровары на резиночках из черного сатина (самая ходовая и дешевая после ситца ткань).

Другой первый ученик школы № 2 Александр Иванович Лысенко рассказывает, как мать ему к новой школе купила туфли. Посмотрел он, что его друзья из пос. Татарского идут босиком, и припрятал обувь на речке, а возвращаясь из школы, опять обул. В теплое время в школу не возбранялось приходить босиком. Правда, это позволяли себе малыши. Но как бы там не было, родители старались своим детям купить к новому учебному году хотя бы парусиновые тряпочные туфли-балетки, которые натирали мелом. Разумеется, никакой столовой (буфета) не было. У какой семьи была возможность, своему школьнику давали на обед небольшой кусочек хлеба.

И еще интересный случай вспомнил Александр Иванович. К 100-летию со дня смерти А. С. Пушкина были выпущены красивые тетради с картинками. На обложке были приведены отрывки из стихотворных произведений классика, а в картинках завуалированы буквы. Школьники с большим энтузиазмом искали их, чтобы составить какие-либо слова и фразы. Например, в стремени витязя – одна буква, на шлеме – другая, среди колец кольчуги – еще несколько. Потом ни с того ни с сего эти красивые тетради стали вдруг изымать. Изъяли и сожгли позади школьного двора после уроков. В чем дело, в чем причина? Оказывается, детей лишили такого интересного занятия разгадывать головоломки по "политическим соображениям". Как просочилась информация, наряду с разными фразами можно было составить "Долой КПСС" (этак можно было составить все, что угодно). Из всех учителей Александр Иванович запомнил Полину Григорьевну Бойко, учительницу русского языка и литературы, которая учила писать стихи, и Клавдию Германовну (математика и физика), которая во время оккупации работала в немецкой комендатуре и спасла многих школьников от угона в Германию, приписывая им несуществующие болезни. После войны ее пытались судить как "немецкую приспешницу". Но вступились ее бывшие ученики и все те, кто знал подлинную сущность этой женщины. Народный суд оправдал учительницу, но в Красном Сулине Клавдия Германовна оставаться больше не захотела.

В ней и радио, и туризм

Вторая школа должна быть записана в историю города, как учебное заведение, впервые открывшее на своей базе радиотехнический кружок. Из аппаратной выходили на связь с радиолюбителями даже других городов мира. Первым директором школы был А. И. Белошевский, который вначале жил с семьей при школе (с торца). Анатолий Иванович, заслуженный учитель школы РСФСР, был директором школы и после войны. Он был энтузиастом, внедряющим в школу все передовое. Вторая была местом зарождения детско-юношеского туризма. Потом эту идею подхватили другие городские школы, вернее, их руководство выполняло директиву правительства о расширении кругозора школьников, воспитании патриотизма при знакомстве с местами героических сражений и т. д. Летом 1950 г. туристический отряд школы № 2 впервые предпринял многодневный (10 дней) поход по Кавказу. В школе было открыто автодело. Эти информации стали достоянием местной газеты "Власть Советов", откуда я и узнала все это, просматривая старые газеты в районном архиве. В 60-70-е годы гордостью школы был духовой оркестр, прекрасный музей. Но главная гордость школы – ее выпускники, Герои России: командир космического корабля Валерий Корзун, специалисты космического Центра Сергей Тертышников и Олег Воротников, солистка Мариинского театра Маргарита Алавердян.

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать