Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnyj-bumer/pervye-kladbishcha.php
Красносулинский форум

пятница, 23 июня 2017 года, 8:12


"Город" мертвых или Первые кладбища (окончание) // Красный бумер, 01.12.2010, № 47 (287), с. 4

"Город" мертвых или Первые кладбища

  • Автор: Администратор
  • 16.02.2012 07:34
  • Красный бумер
  • Обновление: 24.12.2014 18:39

"Город" мертвых или Первые кладбища (продолжение) // Красный бумер, 24.11.2010, № 46 (286), с. 4

Странная находка

И вот в детстве я слышала от нее рассказ о том, как в Сулине решили строить дом. Теперь я даже знаю точное место, где это было, но не напишу, потому что не знаю, как к этому отнесутся живущие там люди. Стали под дом рыть глубокую траншею, чтобы поставить надежный фундамент, и кирками ударились о каменную кладку. Обрадовались, думали, что клад им "приготовили" (было это примерно в начале 20 века). Стали освобождать кладку от земли и вырыли нечто похожее на небольшой каменный погреб, склеп, кстати, и сверху когда-то накрытый уже поржавевшим железом. Убрали его и землю, и взору присутствующих показался искусно сделанный гроб с сохранившимися металлическими украшениями. Велико было искушение посмотреть, что же там, хотя многие противились такому святотатству. И вот когда открыли крышку, то увидели красивую девушку, накрытую голубым покрывалом. И по всему было видно, что платье у нее было из дорогой ткани, причем, ни лица, ни тонких сложенных на груди рук не коснулся тленом. Но все это под воздействием свежего воздуха и солнца за какие-то минуты почернело и превратилось в прах. Можно, конечно, все подвергать сомнению. И этот рассказ считать просто выдумкой, легендой. Но почему он, слышанный мною и так поразивший в детстве, вернулся через десятки лет почти точь-в-точь переданный теперь Ларисой Петровной Михалевой. Неужели в те далекие времена в нашем Сулине знали какие-то тайны сохранения тела умершего? Загадка. Но то, что кладбище было в том районе, факт бесспорный. Могилу и траншею под фундамент тогда зарыли и стали строить дом, чуть отступив от того места.

Единственный склеп?

И еще Лариса Михалева поведала мне одну очень интересную историю. Пожилая женщина, рассказавшая ее, слышала это от своей матери. В революцию хозяин-помещик Седов собрал всех своих работников от мала до велика (когда главная рассказчица была еще девочкой) и накрыл для всех стол. Угощение было разложено прямо на поляне в конце нынешней ул. Урожайной в хуторе Клевцово, там, где в советское время потом были мехмастерские. Седов сказал: "Я улетаю (тогда 11-летняя девочка никак не могла уразуметь этого слова, в ее сознании летать могли только ангелы). Не поминайте меня лихом, молитесь за меня". И вдруг неслыханный доселе звук, невиданное зрелище заставило всех вскочить с мест. Огромная птица, шумная и диковинная, становилась все ближе и ближе. Спустя время люди узнали, что это аэроплан. Он сел прямо на поле. Хозяин Седов, сказав, что, возможно, он и вернется, сел на эту диковинную птицу и улетел. Надо полагать, что если для богатых сулинцев доступны были аэропланы, почему не возможно было и сохранение тела умершего (может, применяли какие-то секреты бальзамирования). Кстати, я где-то читала или от кого-то слышала, что у сына местного состоятельного человека был свой аэроплан.

Так вот этот Седов перед своим отлетом оставил одной набожной женщине деньги, чтобы та ухаживала за могилой его 16-летней дочери. От чего умерла девочка, неизвестно, но рассказывали, что похороны были пышными, дочь Седова была наряжена как невеста, и могила ее была непростой. Это был настоящий кирпичный склеп посреди Сулинского кладбища, пожалуй, у нас единственный. В склеп можно было зайти и посидеть у надгробия, где была иконка и лампадка, которую часто зажигали. Лариса Петровна сказала, что видела остатки этого склепа, сейчас уже разрушенного.

Трагедия Седовых

Вся проблема в том, что тот Седов, который посадил в честь рождения своей дочери Ольги в 1904 г. дубовую рощу, которая и сейчас украшает х. Клевцово, никуда не улетал. Дом этой семьи до сих пор сохранился по ул. Виноградной, 39. Мне рассказывали, как при образовании совхоза в хуторе всем приезжим давали здесь квартиры (в доме – 8 комнат). Восхищала большая печь, вся в удивительно красивой плитке (кафель в ту пору был большой редкостью), красота комнат, из которых успели растащить всю мебель. Жена Михаила Седова была учительницей и преподавала грамоту, чистописание и арифметику в церковно-приходской школе при храме Андрея Первозванного. Если кто-то не имел возможности ходить в школу, Елена Седова обучала крестьянских ребятишек у себя дома безвозмездно. Седовы были набожными людьми, помогали бедным, летом раздавали виноград из своего сада, а на Рождество – подарки всем детям. Елена была очень образованной женщиной, дома у них была огромная библиотека, рояль. Михаил Седов был военным в самом возвышенном смысле. Когда в 1905 г. на нашем металлургическом заводе началась стачка, он отказался выполнять полицейские обязанности и не выполнил приказ дать команду казакам стрелять по безоружным рабочим. За это М. М. Седова понизили в звании. Все четверо сыновей его окончили кадетский корпус в Новочеркасске. Самый старший, Михаил, как мне рассказывали, упал с лошади и навсегда остался калекой. Когда началась самая жесточайшая гражданская война на нашей территории, большевики ворвались в дом Седовых. Елена встала грудью, чтобы защитить сыновей. Большевики пощадили ее и дочерей: 14-летнюю Ольгу и 7-летнюю Лиду, а также 23-летнего сына-инвалида, а главу семьи и остальных сыновей расстреляли прямо во дворе. Было им 57, 21, 19 и 16 лет. Женщины семьи Седовых после этой трагедии действительно поседели. Через два года, когда окончательно установилась советская власть, Елена с детьми бежала из дома, скрываясь от расплаты за то, что были дворянами. Но через некоторое время вернулись в Сулин. Ольга вышла замуж за революционера Иванова, но прожила всего 24 года. Лидия тоже вышла замуж, но детей, по-видимому, не имела. Елена Ивановна Седова прожила тяжелую жизнь, во время немецкой оккупации прятала у себя в угольном сарае раненого бойца, умерла в 1947 г. Об этом я прочла у нашего краеведа В. В. Кудрявцева. То есть, как видите, вышеприведенный рассказ не может относиться к судьбе Михаила Седова.

"Город" мертвых или Первые кладбища (окончание) // Красный бумер, 01.12.2010, № 47 (287), с. 4

В поисках склепа

О Михаиле Седове, как и основателе хутора Клевцове к нам дошли хотя бы какие-то скупые сведения. Но ведь был еще один из девяти дворян-домовладельцев в х. Сулиновско-Кундрюченском. Это брат Михаила – Иван Седов. Вот тут – полное неведение о его судьбе. Может, рассказ об аэроплане и склеп дочери касается непосредственно его? Ведь каждая легенда не возникает на пустом месте и из ничего. Известно точное место приземления аэроплана, склеп, где часто теплилась лампадка. И фамилия, донесенная до нашего времени, – именно Седов, а не Улитин там или Горский (тоже были у нас такие дворяне). И земли Ивана Седова были рядом с землями брата Михаила. Но утверждать, конечно, что рассказ именно об Иване Седове, мы не можем.

И вот не так давно мы своей немногочисленной редакционной группой отправились искать склеп на Сулинском кладбище. И нашли несколько уникальных могил прошлого и даже позапрошлого столетий. Вот лежащая каменная надгробная плита (на фото), кстати, ухоженна, как рядом находящаяся современная могила (молодцы люди, сохранившие это), очень напоминает найденную нами на Казачьем кладбище Селуана Светличного. Значит, их делал один мастер (по времени подходит), предположительно из Киселево. А вот в рядом стоящей чувствуется "почерк" уже другого мастера. И если на первом надгробии на каменной плите наряду с крестом выбиты Евангелие и чаша Причастия, то на этом – скипетр и держава. Иначе, похороненный здесь Иван Багланов, как гласит надпись, во-первых, был казаком. Именно так, а, не как раньше я думала, что сделана ошибка и фамилия – Бакланов. Баклановы были переселены в Раково как крепостные. А здесь – потомок вольных граждан – казаков, причем обладающий какой-то властью, на что указывают скипетр и держава. К сожалению, сколько я не рылась в справочной литературе, нигде не встретила такой фамилии. На то, что этот человек имел значительное положение в обществе, указывает и надежно сработанная ограда, простоявшая век, а то и более, и практически не нарушенная. Хорошее литье, прочная ковка: наверное, даже рука охотника за металлом дрогнула, остановленная каким-то непонятным движением души.

Нашли мы и остатки склепа. Почти в центре, едва проглядывающее основание-квадрат, заваленное мусором так, что с западной стороны к нему невозможно докопаться. Камни на известковом растворе и старые крепкие дореволюционные кирпичи сказали нам о том, что это именно то, что мы искали. Вход, по всей видимости, был с северной стороны, от нижней части кладбища. Мы молча постояли, скорее всего, у единственного склепа на нашей земле (вроде бы в Сулине их не принято было возводить). Тайной осталась и смерть похороненной здесь девушки и даже имя ее, остался кусочек памяти, ниточка с прошлым, которое мы как-то все по-своему ощущаем.

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать