Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnyj-bumer/my-byli-poslednimi-komsomolcami-krasnogo-sulina.php
Красносулинский форум

пятница, 15 декабря 2017 года, 7:18


Беликов Сергей. Мы были последними комсомольцами Красного Сулина // Красный бумер, 29.10.2008, № 43 (180), с. 6

Мы были последними комсомольцами Красного Сулина

  • Автор: Беликов Сергей
  • 11.01.2012 04:36
  • Красный бумер
  • Обновление: 23.12.2014 19:06

Недавно, выступая перед учащимися одной из ростовских школ, я упомянул, что когда-то был комсомольским работником. Смотрю – у слушателей в глазах недоумение.

– Вы не знаете, что такое комсомол? – поразился я.


Беликов Сергей. Мы были последними комсомольцами Красного Сулина // Красный бумер, 29.10.2008, № 43 (180), с. 6

– Что-то знакомое, – неуверенно произнес один из тинейджеров.

– Ну, как же, в прежние времена при коммунистической партии был союз молодежи, который в начале 90-х годов прошлого века ликвидирован вместе с КПСС. Вы что историю в школе не учите?

– А, – с облегчением выдохнула одна из девочек. – Вспомнила. Молодежная бюрократическая организация эпохи сталинизма и застоя...

Дожили! Бюрократическая организация...

А мы в 1989 году прорвались в нее путем "заговора". Тогдашний первый секретарь Красносулинского горкома ВЛКСМ Сергей Жданов объявил, что на новый срок баллотироваться не будет. Действующий второй секретарь – назовем его Александр – решил занять пост первого, а мне предложил свое место. Выбирать нас должна была общегородская комсомольская организация тайным голосованием. Но я понимал, что Александр – не лидер. Точнее, не тот лидер, который нужен ВЛКСМ. Кто-то познакомил меня с Еленой Грековой. Пообщавшись с ней, я увидел: вот человек, способный возглавить молодой народ. Мы тайно составили программу возрождения красносулинского комсомола. Официально Грекову решили не выдвигать. Лена появилась уже на самой конференции, и мы с Ольгой Шаповаловой, третьим секретарем, предложили собравшимся внести в списки ее кандидатуру. Шум поднялся изрядный, тем не менее – внесли. Грекова одержала убедительную победу, я, выиграв с минимальным преимуществом у своего соперника, стал вторым секретарем горкома ВЛКСМ, Шаповалова – третьим.

В 1989 году мы и не предполагали, что через 20 лет нас назовут молодыми бюрократами эпохи застоя. Тем более, уже четыре года шла горбачовская перестройка. "Советский, социалистический" мир трещал по швам. В воздухе веял ветер перемен. СССР жил, как на вулкане. Народ чувствовал: грядет новая эпоха, и тому, кто не "отречется от старого мира", не "отряхнет его прах с наших ног", мало не покажется. А мы, работники Красносулинского горкома ВЛКСМ, жили и работали так, словно ничего этого не было, все в наших руках, мы контролируем ситуацию. Елена Грекова привлекала в наши ряды все новых и новых членов. Я постоянно собирал парней и девчонок на диспуты, ведь именно второй секретарь занимался идеологией. Не знаю, рождалась ли в наших спорах истина, но помню, что молодые люди выходили с горящими глазами, живо обменивались впечатлениями. Ольга Шаповалова занималась учениками, организовывала школы комсомольского актива. Ее помощником считался Сергей Коротченко, учитель средней школы № 3 (затем уехавший на постоянное место жительства в Питер), хотя еще неизвестно было, кто кому помогал. Именно Сергей Иванович лепил из разнородной массы школяров то, что потом называлось активом, ударной группой, способной повести за собой флегматично настроенную "камчатку". И неважно, что воспитывались молодые люди под знаменем комсомола, под блеском его шести орденов, заработанных, кстати, кровью и потом. Союз молодежи обратился в прах, а его передовики остались, поскольку лидеры востребованы любой системой. Сегодня большинство руководителей, прошедших через горнило ВЛКСМ, с благодарностью вспоминают ту школу. При том, что в нынешнем обществе лидеров воспитывать некому...

Да, уж, бюрократическая организация... Бюрократы в представлении обывателя – серая, тусклая, неинтересная масса. А нас окружали яркие, творческие личности. Помню Сергея Шкурина, Ольгу Тананакину, Елену Сатарову, Наталью Демьяненко, Анжелу Красиеву, Галину Кочурец, Юрия Голубова, Эдуарда Чернышова, Александра Тестина. Последний дал нам хорошую подножку, отделив комсомольскую организацию Сулинского металлургического завода от городской. Ведь именно СМЗ, где рабочие и ИТР зарабатывали хорошие деньги, перечислял в комсомольский бюджет львиную долю взносов, на которые собственно мы и существовали. Пришлось избавляться от части аппарата – достойные молодые люди и девушки попали под сокращение. Наверное, они обиделись на нас тогда, и я до cих пор чувствую вину за этот шаг, хотя вроде бы и не был виноват, так сложились обстоятельства. На Сашу же Тестина обиды не держу. Он был совершенно прав, поскольку действовал в своих интересах. Ведь годом раньше и мы с Грековой, исходя из собственных интересов, оставили без должности Александра. Он после этого перестал мне руку подавать, Ну, что же, наверное, имел право.

Отпочкование заводской комсомольской организации и сокращение штатов случилось в 1990 году. В чреве страны находился вполне сформировавшийся зародыш капитализма, вот-вот должны были начаться роды. Чувствовали ли мы это? В общем, да, но жили по-прежнему: конференции, слеты, диспуты, школы комсомольского актива и так далее. Может быть, мы торопились что-то сделать перед тем, как старый мир рухнет. А может быть... не знаю. Помните: "Рожденные в года глухие пути не помнят своего. Мы, дети страшных лет России, забыть не в силах ничего". Впрочем, для нас те годы не были страшными. Совсем наоборот, мы жили весело, интересно, задорно, как-то пронзительно. Наверное, потому, что были молоды. И создавалось впечатление, что все в конце концов наладится.

В 1990-м году, чувствуя приближение политического коллапса, некоторые коммунисты начали в срочном порядке выходить из КПСС. Их примеру последовал ряд комсомольцев. В Красносулинской организации было несколько тысяч человек, стало несколько сотен. Но мы продолжали делать свое дело. "Доедали" остатки денег и думали, что будем делать, когда окажется истраченным последний рубль.

Однако мы не успели его истратить. В августе 1991 года случился путч. Елена Грекова к тому времени уже не была первым секретарем, я исполнял ее обязанности. Однажды, придя на службу, обнаружил в приемной вместо секретаря милиционера с автоматом.

– Кончилась ваша партия, – ответил парень на мой вопрос, что он здесь делает. – И вместе с ней ваш комсомол. Идите домой!

Через несколько дней у меня вырезали аппендицит. Хирург сказал: "Никаких предпосылок не было, видимо, на нервной почве!". Ну да, как раз для нервов "почва" была самая "плодородная".

Повернись все по-другому, сегодня бы мы отмечали 90 лет ВЛКСМ с помпой. Хотя какая это дата! Вот когда Куликовской битве в 1980 году исполнилось 600 лет – то была дата. А 90 лет...большинство нынешних 30-летних носили комсомольские значки, не говоря уже о 40 и 50-летних. Еще живы дети самых первых комсомольцев. В общем, "худенький" юбилей. Только для того, чтобы было, что вспомнить.

А вспомнить, есть что...

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать