Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnyj-bumer/chelovek-goroda.php
Красносулинский форум

суббота, 19 августа 2017 года, 12:27


Подгорная Ольга. Человек города // Красный бумер, 16.01.2008, № 2 (139), с. 4

Человек города

  • Автор: Подгорная Ольга
  • 02.11.2011 04:23
  • Красный бумер
  • Обновление: 23.12.2014 18:31

Ушел из жизни участник Великой Отечественной войны, летописец нашего города Борис Матвеевич Бакаев.


Подгорная Ольга. Человек города // Красный бумер, 16.01.2008, № 2 (139), с. 4

Благодаря ему мы не просто констатируем даты, сухие цифры, а живописуем события, со скрупулезной точностью поведанные нам Борисом Матвеевичем.

Он много писал сам, а потом щедро делился тем, что знал, с другими. Я была его частым гостем.

Как сейчас помню, сижу в его комнате, рассматриваю фотографии, а Борис Матвеевич рассказывает о каждом снимке (вот память-то была!), часто пьет воду из фляжки. Это у него после фронта начало пересыхать горло. Его жена Лидия Николаевна рассказывала, что когда группе разведчиков, в которой был и Борис Матвеевич, выпало задание взорвать склад боеприпасов в 20 км от переднего края (это было на границе Новгородской и Псковской областей), пришлось ему бороться со здоровенным фашистом-часовым. Когда Борис Бакаев со сдавленными на его шее руками немца стал терять сознание, к нему на помощь подоспел товарищ – спас от смерти. Но, видимо, фашист передавил какую-то связку...

Благодаря содействию Бориса Матвеевича, появилась книга "Сулинский металлургический завод" к его 100-летию, "Сулинский краевед" – к 200-летию города. Это его стремление сохранить для потомков то, что дорого и свято нам, должно быть чем-либо вознаграждено, пусть хотя бы памятью о Борисе Матвеевиче и его жизни. А рассказать есть о чем.

Дождливая осень сорок первого. Бойцы учебного полка, в котором служил и Борис Бакаев, промокли до нитки, хлюпало даже в сапогах. Фронт был совсем близко: молодых солдат перебросили по тревоге из Новочеркасска под Таганрог.

– Ребята! Помогите вытащить повозку с ранеными, – просит военфельдшер.

И как не устали бойцы, поднатужившись, они выталкивают двуколку на твердое место.

Время, особенно военное, сильно меняет людей, а в этой строгой женщине с усталыми глазами Борис узнает землячку, Марию Свеколкину (Марию Кирилловну Железнякову). Крепче, чем родные, они обнимаются, будто передают частицу своих сердец и тепла родного города. А потом пути их расходятся в разные стороны. Борис шел на передовую.

Первый бой. Его нужно было выдержать. Страшное состояние напряжения, ужаса от представления возможной смерти, высочайшая мобилизация сил...

После фашистской артподготовки вдруг увидели движущиеся прямо на них танки, потом – взрывы, грохот, горящие машины. Страшно, когда рядом с тобой падает замертво товарищ, и пули чуть не задевают тебя.

Первый бой Бакаева был под Таганрогом. С этим городом связан кусочек его биографии. В 1939 году он поступил здесь в металлургический техникум. На скудную стипендию можно было лишь проживать в общежитии и дважды питаться в столовой при техникуме: утром – каша, стакан молока, два кусочка хлеба, в обед – борщ, кусочек хлеба, чай.

С осени ввели платное обучение. Родители Бориса не могли заплатить и пятой части той суммы.

Вернулся домой, поступил в механический цех учеником строгальщика. Всегда был активным комсомольцем: был вожатым, выполнял разряд на "Ворошиловского стрелка", поступил в созданный в городе аэроклуб, потому что стране нужны были летчики.

Свою первую статью во "Власти Советов" отпечатал 8 марта 1940 года о первой женщине-вальцовщице на малом стане в прокатном цехе Евдокии Борщихиной. С той поры он стал активным внештатным корреспондентом, за что Борису Матвеевичу вручено около тридцати Почетных грамот. Столько же их у него за большую общественную работу, последняя – от председателя Всероссийского Совета ветеранов войны и труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов.

На фронт Борис Бакаев пошел добровольцем. Первое ранение осколком снаряда в ногу он получил под Ростовом. А в начале лета 1942 года был прикомандирован на время выздоровления после второго ранения в Красносулинский горвоенкомат. Тогда он сопровождает последнюю партию девушек-красносулинок, добровольно уходящих на фронт. Уходит на передовую и сам. Потом было ранение на Северном Кавказе.

Зимой сорок третьего года Борис Бакаев был командиром отделения отдельного комсомольско-молодежного отделения на Ленинградском фронте. Под городом Бологое пошли в наступление. Через трое суток из 700 человек батальона осталось чуть больше ста.

Здесь, под Ленинградом, после очередного боя прямо в окопе ему был вручен партийный билет.

Потом был прорыв блокады, освобождение Эстонии, Сандомирский плацдарм на левом берегу Вислы.

Борис Матвеевич один из первых под огнем противника форсировал реку Нейсе. Впрочем, об этом я узнала из фронтового письма командира матери Бакаева. Самые лучшие слова благодарности были адресованы ей за воспитание сына.

Борис Матвеевич много рассказывал случаев из своей фронтовой жизни. Например, когда в поимке "языка" он первым забежал в крайнюю немецкую землянку, куда только что вошли двое фашистов, и скомандовал: "Хэндэ хох!", один из немцев (другой, мертвецки пьяный, завалился на кровать) вдруг невозмутимо спросил по-русски: "Что?".

Произошло минутное замешательство, которое могло бы стоить двоим нашим разведчикам жизни. А "немец" действительно оказался русским, только перебежчиком, как потом выяснилось. Или еще, когда опять-таки брали "языка" и напали на хорошего боксера, который сразу "вырубил" двоих наших ребят, правда, другим, среди которых был и Бакаев, удалось накинуть на голову фрица плащ-палатку и затянуть ее. Но прежде, чем довели его до места назначения, ох, и мороки пришлось с ним перетерпеть.

Когда звучали залпы Победы, бывший командир взвода разведки старший сержант Борис Бакаев лежал с тяжелейшей контузией и травмой черепа в прифронтовом госпитале. В результате ранения он потерял слух, не мог говорить. Домой возвратился инвалидом первой группы, но с двумя боевыми орденами на груди: Красного Знамени и Красной Звезды.

Нашел в себе силы вернуться к активной плодотворной жизни. Когда чуть наладились речь и слух, отказался от какой бы то ни было группы (только когда его парализовало в первый раз, группа была восстановлена). Он никогда не требовал для себя каких бы то ни было привилегий, льгот. В нем была всегда сильна та еще старая закваска: работать честно на благо страны.

На металлургическом заводе, где Борис Матвеевич проработал до пенсии, люди всегда облекали его своим доверием.

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать