Распечатать
http://krsulin.ru/biblioteka/pressa/krasnosulinskij-vestnik/v-okkupirovannom-suline-shtrihi-istorii.php
Красносулинский форум

суббота, 21 октября 2017 года, 0:25


Симурзин С. В оккупированном Сулине. Штрихи истории // Красносулинский вестник, 17.02.2009, № 13 (2395), с. 3

В оккупированном Сулине. Штрихи истории

  • Автор: Симурзин С.
  • 11.05.2011 18:09
  • Красносулинский вестник
  • Обновление: 14.02.2015 00:43

22 июля 1942 года верхом на лошадях в город ворвались казаки, воевавшие на стороне немцев. Они учинили погром. Обиженные советской властью и озлобленные недобитки тяжелого периода истории России, они предали свою Родину.


Симурзин С. В оккупированном Сулине. Штрихи истории // Красносулинский вестник, 17.02.2009, № 13 (2395), с. 3

Все жители города попрятались в своих домах. Следом за казаками на улицах Сулина появились немецкие мотоциклисты с автоматами и пулеметами, укрепленными на люльках мотоциклов. Затем потянулись машины с немецкими солдатами. Немцы спокойно, деловито стали обосновываться в нашем родном городе: заняли здания учреждений под штаб, жандармерию, гестапо, стали расселяться по частным домам и квартирам, зачастую выселяя жителей в сараи. Не было слышно ни автоматных очередей, ни единичных выстрелов.

Но все было еще впереди. Они пришли на нашу землю, чтобы установить свой "новый порядок". И они начали его устанавливать. Появились предатели. Их звали полицаями. Быстро была ликвидирована подпольная организация. С народными мстителями расправились жестоко. Затем взялись за активистов: кто не успел спрятаться, забирали ночью и расстреливали. Потом наступило некоторое затишье. Люди стали выходить на улицу.

– Фройляйн, фройляйн! Комм, комм! (Иди, иди!), – приставали немецкие солдаты к молодой девушке. Та, закутываясь платком, торопливо уходила.

Прошел в длинных трусах Порфирий Иванов. Его никогда не обижали. Наш русский феномен! Он нравился даже немцам.

– Карош русский, карош! – искажая русский язык, говорили немцы и поглаживали его крупное тело, как бы не веря, что это обычный человек.

На пятачке возле современного здания "Комсомольца" стали показываться мужчины. Им явно надоело прятаться. Среди них были и коммунисты. Их никто не трогал. Немцы следили за ними и, видимо, от полицаев имели о них хорошую информацию. Однажды, когда этих "коммунистов" появилось на площади много, немцы устроили облаву и всех арестовали. На другой день их выпустили.

– Нам нужны такие "коммунисты", – говорили немецкие офицеры. – Настоящие коммунисты на фронте.

В этом фашисты были правы. Через жандармерию началась регистрация семей коммунистов. На фотографии слева – молодая красивая женщина. Это моя мать Феодосия Максимовна Симурзина. Она не успела эвакуироваться с детьми из Сулина и осталась в оккупации. Тогда она была моложе, чем на фотографии. Немцы приговорили ее к расстрелу лишь за то, что ее муж был коммунист и воевал на фронте.

На другой фотографии – ее дети, я и мой брат. Эту фотографию мама сделала в январе 1945 года и выслала ее отцу на фронт. Во время оккупации эти мальчишки были тоже, как и их мать, моложе. Они были также приговорены к расстрелу. За что?! За то же, что и их мать: отец – коммунист, доброволец – на фронте. Вот такой "новый порядок" принесли нам фашисты. К расстрелу были приговорены многие в городе. За три дня до расстрела город был внезапно освобожден.

Немцы стали забирать молодежь. И парней, и девушек насильно сажали в вагоны и отправляли в Германию. Люди жили в постоянной тревоге: в любой момент могли прийти полицаи и забрать в комендатуру. А если заберут – добра не жди.

Над городом часто низко-низко над землей пролетали тяжелые бомбардировщики с большими мрачными крестами на крыльях. Иногда жители Сулина выходили в поле, чтобы собрать в земле возможные остатки уже выкопанной картошки. Бомбардировщики со страшным ревом пролетали прямо над их головами, люди в страхе падали на землю. Но их не трогали. Стервятники прижимались к земле, прячась от наших истребителей. Фашистские самолеты несли свой смертоносный груз на фронт. На фронте было явно тяжело и нашим, и немцам.

Однажды в небе показался краснозвездный истребитель. Он, изящно выписывая фигуры пилотажа, покрутился в небе и, не найдя "добычи", помахал крыльями и улетел. Мы с братом и матерью находились в это время во дворе. Неподалеку стояли немецкие солдаты. Задрав головы, они смотрели на наш самолет и о чем-то быстро-быстро говорили. Мой брат, увидев истребитель со звездами, закричал: "Итибок летит! Итибок летит!" Мать закрыла ему рот ладонью и быстро увела со двора. Немцам, видимо, было не до нас: на фронте их прижимало, и это была первая ласточка нашей победы.

Сталинградская битва перевернула ход войны. Поход на восток – дранг нах остен – захлебнулся. От жителей Сулина всячески пытались скрыть истинное положение на фронте. Но правдивые сведения все равно просачивались, и сулинцы жили одной светлой надеждой на скорое освобождение города. И этот день наступил – 14 февраля 1943 года.

Еще накануне стали зверствовать полицаи, засуетились немцы, их обозы потянулись в сторону Киселево. Они покидали город практически без боя. Были лишь небольшие стычки с передовыми частями нашей армии. Спешно, но все-таки организованно немцы оставили наш город. Арьергардом за ними опять-таки шли казаки.

По рассказам людей, переживших оккупацию, они вновь учинили погром. Хочу напомнить один факт из истории. Белый генерал Деникин, живший в годы войны в Европе как эмигрант, по свидетельству его дочери, очень радовался каждой победной весточке из России. Он и в то время не принимал советскую власть, но он любил Россию, любил Родину и радовался каждой победе русского солдата.

Почти семь месяцев жители Сулина жили в страхе и тревоге за свою жизнь, за жизнь своих близких. Теперь город был свободен. Красноармейцы расселились по квартирам и домам. Но этим гостям все жители города были несказанно рады. Я помню, как в нашем дворе на Почтовой улице собирались маленькие карапузы, а солдаты угощали нас неизвестно откуда взявшимся медом. Они наливали мед прямо в небольшой тазик, и мы черпали его солдатскими ложками.

Многие предатели бежали из города вместе с немцами, но не все ушли от расплаты. В конце 1945 года в здании кинотеатра "Металлург", который находился тогда на территории нынешнего парка "Юность", судили бывшего начальника полиции, местного жителя Конорева. Военный трибунал приговорил гитлеровского пособника к расстрелу.

Победа! Великое слово. У нас в городе есть улица Победы. Без нее просто не обойтись – такова уж история нашего города. Я часто прохожу мимо Дворца культуры, мимо мемориала Победы и думаю: а почему бы участок у Дворца культуры, охватывающий и мемориал, и аллею Героев, не назвать площадью Победы?

Дополнительные ссылки


Обсуждение в форуме

 

Данный материал в форуме не обсуждался. 


Распечатать